Форум » Исраэль Шамир » Религиозные корни либерализма » Ответить

Религиозные корни либерализма

Защитник мира: Доклад на конференции «Религия в современной системе международных отношений: либерализм и традиционное сознание», факультет международных отношений, СПбГУ Общепринято считать современный либерализм нерелигиозным, если и не антирелигиозным направлением мысли. Либерализм уклоняется даже от самоопределения как идеология. Если вы спросите либерала, он скажет, что он против господства любой идеологии, господства любой религии. И действительно, бывали и такие либералы, но мы будем говорить лишь о сегодняшнем либерализме, ставшем идеологической доминантой в Соединенных Штатах, и играющем огромную роль в Европе и в пост-советской России. В нашем анализе либерализма мы будем опираться на некоторые идеи покойного немецкого мыслителя Карла Шмитта. После покорения Германии в 1945 году Карл Шмитт провел некоторое время в советской и в американской зонах оккупации, которые потом стали ГДР и ФРГ. Уже тогда Шмитт заметил, что американский либерализм – это воинствующая идеология, менее склонная к компромиссам, нежели советский коммунизм. Так, американцы потребовали от него доказать свою веру в либеральную демократию, русские не требовали клятвы на «Коммунистическом манифесте». Этот личный опыт привел Шмитта к выводу, что новый американский либерализм (в дальнейшем просто либерализм) это не «отсутствие идеологии», но идеология, и более опасная, чем коммунизм (который он крайне не любил). Заметим в скобках, что Шмитт приветствовал «холодную войну» потому видел в СССР силу, сдерживающую американский идеологический натиск. Понимание идеологичности агрессивного либерализма победило в научных кругах лишь в последние годы, не без помощи американских войн во Вьетнаме, Ираке, Афганистане. Либерализм стал четкой и оформленной идеологией, требующей повсеместно выполнения одних и тех же установок. Эти установки можно воспринимать оптимистически или пессимистически: так едок и устрица по-разному встречают лимон и шабли. Многое зависит от того, вы едите, или вас едят. • Права человека, ИЛИ отрицание прав коллектива. • Защита меньшинств, ИЛИ, отрицание прав большинства. • Частная собственность на СМИ, ИЛИ исключительное право капитала на формирование общественного мнения. • Защита женщин и гомосексуальных отношений – ИЛИ ликвидация семьи. • Антирасизм – ИЛИ отрицание предпочтительных прав коренного населения. • Пропаганда экономической самостоятельности, ИЛИ запрет на социальную взаимопомощь. • Отделение церкви от государства ИЛИ свобода антихристианской пропаганды, и запрет христианской миссии в общественной сфере. • Выборная форма правления («демократия»), ограниченная согласием народа и властей с доминирующим дискурсом.

Ответов - 4

Защитник мира: Карлу Шмидту принадлежит и еще одна важная мысль: каждая идеология является скрытой религиозной доктриной. В его словах: «all of the most pregnant concepts of modern doctrine are secularized theological concepts». Важнейшие концепции современной идеологии есть секуляризованные теологические концепции. И действительно, в русском коммунизме ощущается секуляризованное православие: от Христа, идущего перед дюжиной матросов в поэме Блока до лозунга хрущевских времен «Человек человеку – друг, товарищ и брат» православная христианская идея соборности доминировала. Какова же религиозная подоплека нового либерализма? Тут взгляды ученых и теологов разделились. Одни, вслед за Вебером, видят в либерализме развитие протестантизма. Другие замечают сильный антирелигиозный запал либералов и видят в нем ту иную форму сатанизма. Третьи отрицают сатанизм, или определяют его, как отсутствие Бога. Мой пастырь Феодосий Севастийский заметил, вслед за Аверинцевым, что новый либерализм старается стереть все следы Божьего Присутствия, уничтожить любое напоминание о Христе. Покойный Александр Панарин считал его формой язычества, мифом о Потребителях и Товарах вне общества. На мой взгляд, учение о «либеральной демократии и правах человека», принесенное силами морской пехоты США на берега Тигра и Аму-Дарьи, представляет собой крипторелигию, секуляризированную форму иудаизма, или нео-иудаизм; его приверженцы воспроизводят взгляды, характерные для иудеев; иудеи часто выступают в роли проповедников новой веры, при этом ее приверженцы верят в сакральность Израиля. Действительно, когда в Нидерландах сжигают мечети, а в Израиле разрушают церкви, это не вызывает никаких эмоций в сравнении с тем, что начинается, когда на стене синагоги рисуют граффити. США определяет степень лояльности своих союзников в соответствии с их отношением к евреям. Музей (а точнее, Храм) Холокоста находится возле Белого Дома. Поддержка еврейского государства является обязательным пунктом программы всех американских политиков. Иудаизм – единственная религия, с которой запрещено бороться в рамках господствующего дискурса. Вспомним бурю, поднятую письмом 500 – если бы то же письмо выступало с той же настойчивостью против христианской церкви, его бы беспроблемно напечатали на страницах «Московского комсомольца». Ощущается заметная преемственность между палео-иудаизмом и его новой версией. В еврейском государстве воплотились параноидальные страх и ненависть иудеев по отношению к иноверцам, в то время как политика Пентагона представляет собой проявление все тех же страха и ненависти, но уже во всемирном масштабе. Идеи нео-иудаизма были сформулированы еврейским националистом Лео Штраусом и были подхвачены еврейскими журналистами, пишущими для «Нью-Йорк Таймс». Существует проект строительства нового Иерусалимского Храма на месте мечети Аль-Акса, для того чтобы поддержать нео-иудаизм экзотерическими ритуалами. Неоиудаизм — это религия Американской Империи, а война на Ближнем Востоке представляет собой неоиудейский джихад. Это интуитивно понимают миллионы людей: по словам Тома Фридмана из «Нью-Йорк Таймс», «иракцы называли американских захватчиков евреями». На Западе церковь утратила свое положение, адепты неоиудаизма считают западное христианство практически мертвым (они пока не заметили возрождения православия в России) и сражаются с ним бескровными методами с помощью ADL (Anti-Defamation League), ACLU (American Civil Liberties Union) и других антихристианских организаций, но ислам великое вместилище духовности, традиций и солидарности, поэтому адепты неоиудаизма обрушивают на него всю огневую мощь, находящуюся в их распоряжении.

Защитник мира: Постойте, скажете вы. Иудаизм – одна из монотеистических религий, ее последователи так же верят в Бога, как и христиане и мусульмане. Иудеи нам товарищи в общей борьбе с богоборством. Значит, и нео-иудеи – тоже идеологически и теологически близки нам. Что может быть общего между иудаизмом и антидуховным, антирелигиозным культом глобализма, неолиберализма, разрушения семьи и уничтожения природы, культом утилитаризма, отчужденности и отхода от истоков, противостоящим сплоченному обществу, солидарности, традициям? Ведь иудаизм вполне традиционен и не менее других религий стоит на позициях соборности. Это серьезное возражение, казалось бы, ниспровергающее нашу попытку идентификации. Но оно основано на непонимании одной важной особенности иудаизма. Как римский бог Янус, у иудаизма два лица, одно – обращенное к иудеям, а другое – обращенное к неиудеям. Иудаизм требует противоположных вещей от иудеев и не-иудеев. Этим он отличается от христианства, ислама, буддизма. Эти великие религии не предъявляют требований к тем, кто не является их последователями, за исключением одного требования – стать их последователем. Иудаизм не требует от гоя стать иудеем. Более того, он это не одобряет, если и не запрещает прямо. Иудаизм требует от гоя не иметь религии, не верить во что бы то ни было, кроме Бога в самом общем смысле, не праздновать свои религиозные праздники, не оказывать помощь своим собратьям. Все описанные нами идеи нового либерализма вписываются в эту концепцию. • Права индивида в противовес правам коллектива – у гоя нет коллективных прав. Право на коллективную, групповую игру принадлежит только (нео)иудеям, а прочие должны играть индивидуально. То есть точнее: права человека для вас, права коллектива – для нас. Интернационал рабочих ликвидирован, но возрастает роль интернационала богатых, говоря словами Максима Кантора. • Защита меньшинств, отрицание прав большинства – естественно для религии меньшинства. • Частная собственность на СМИ, исключительное право капитала на формирование общественного мнения. Это связано с восприятием иудаизма как конкурирующей церкви, которая хочет направлять народ. • Защита женщин и гомосексуальных отношений – подразумевается ликвидация семьи. – Иудаизм не верит в семью гоя. Ликвидация семьи повышает отдачу от работника. • Антирасизм – подразумевается отрицание предпочтительных прав коренного населения. Это естественно для иудея, не являющегося коренным ни в одной стране. В либеральной парадигме антирасизм позволяет импортировать дешевую рабочую силу, помогает иностранным корпорациям действовать на чужой территории.

Защитник мира: • Пропаганда экономической самостоятельности, подразумевается запрет на социальную взаимопомощь. Одна из установок иудаизма, по которой за пределами иудейской общины всякая взаимопомощь запрещена. • Свобода антихристианской пропаганды. Как мы уже сказали, реальный либерализм не ведет борьбу с иудаизмом. Так, в Америке запрещено устанавливать символы христианской веры в общественных местах, но разрешено выставлять светильники Хануки. Во многих странах критика иудаизма подсудна – в России было много попыток еврейских организаций привлечь к суду критиков. • Демократия: если ты не согласен с вышеуказанными принципами, то твой голос не считается, а если согласен – то неважно, за кого ты проголосуешь. Так, Израиль именуется демократией, хотя гойская половина его жителей лишена права голоса, а разница между еврейскими партиями ничтожна. Демократическая победа Хамаса в Палестине или Лукашенко в Беларуси были встречены в штыки. В Сербии проводили перевыборы, пока не были избраны желаемые кандидаты. Итак, мы приходим к выводу – современный либерализм – это иудаизм в его специальной, рассчитанной на не-евреев версии, а не свобода от религии, как утверждают его сторонники. 21 01 2007


Защитник мира: Я нашел еще один комментарий на работы Исраэля Шамира: Александр Русский Приветствую всех! В последнее время я начинаю понимать Израэля Шамира, если помните, еврея, который против мракобесия иудаизма и сионизма, и которому Евгений Сатановский посоветовал следить за своей спиной, в смысле не пропустить момент, когда те воткнут нож. Так и меня в последнее время стали одолевать православные иудео-христиане. Они, видимо, считают себя в праве делать мне замечания, поскольку, если ты, дескать, русский, - следовательно, автоматически и православный. Нам, дескать, говорят они, нравится как ты "поливаешь" Америку, но когда ты начинаешь "переть" против православия - ты не прав, ой как не прав! Так вот, для того, чтобы объяснить ситуацию, мне придётся рассказать с самого начала, - с мой матери. Моя мать, до 24-х своих лет, когда вышла замуж в Москву, была крестьянкой Псковской области, где и родилась в конце 20-х годов уже прошедшего века в семье многодетного крестьянина. Единственно, хотя мой дед и был крестьянином, но мой прадед - его отец, был до того толковый мужик, что Псковская область избрала его своим депутатом в Государственную Думу; и было это, мать говорит, во время Первой Мировой, то есть, это, видимо, была Дума Четвёртого созыва. Фамилия прадеда была Трофимов. И он стал даже корреспондентом какой-то Псковской газеты, то есть вроде как у меня это "корреспонденстование" наследственное. Однако дед в последствии, по каким-то причинам фамилию сменил, так что вычислить меня по этой фамилии нельзя. Мать моя с виду северного такого типичного вида: у неё широкое лицо, голубые глаза и волосы были светлые до рыжести. Когда началась война, то дед и старший брат ушли в партизаны и дед Серёга из леса не вернулся. Как погиб - никто не знает. И всю войну моя мать, тогда ещё подросток, тянула на себе несколько младших братьев; младший из которых только родился в 1940-ом году, поскольку матушка её была из петербургских гимназисток, к сельскому хозяйству необученная. Мать вспоминает: "Часто вижу себя: "Стою на телеге босиком, везу навоз, управляю лошадью, стою на ногах, а вся телега в навозе, навоз скользкий, еду по кочкам, и как не падаю, сейчас только диву даюсь". Я сам уже родился и вырос и прожил 40 лет в Москве, и, таким образом, "Москвич". Но сейчас, когда я приезжаю в Россию и еду в Псковскую область; только тогда я чувствую, что еду к себе домой. А теперешняя Москва мне чужая. Я не люблю её. Это ужасный мегаполис, переставший быть годным для проживания людей. Я еду в Псковскую область. Я вхожу в лес и я чувствую, что я приехал домой. Я чувствую, что я, на самом деле родился здесь; отсюда, из этих псковских лесов я вышел в жизнь; сюда и вернусь когда помру, несмотря на то, что помру может быть по ту сторону океана. Я чувствую, что когда я "родился", я на самом деле не "родился", а "помер". В том смысле, что я отделился от матушки-природы и оказался в этом мире, как рыба на берегу. И, теперь, я жду волны, которая унесёт меня обратно в лоно природы. Я чувствую, что смерть для меня не смерть, а возвращение в лоно. Я говорил вам, что мы живём в Зазеркалье, в котором рождение - это праздник, а смерть - это трагедия. На самом деле именно обратное верно. Когда такие люди, как я рождаемся, то это для нас трагедия, поскольку мы отрываемся от лона; но когда мы умираем, то для нас это праздник возвращения. Мы в этом мире как бы оторваны и неприкаянны; а смерть для нас это не смерть, а праздник возвращения. Человек вдруг оказывается в этом мире, и затем на каждом шагу тёмные личности ставят ему ложные указатели и за всё берут дань. Это для этих личностей, для евреев, смерть - трагедия, поскольку они съели, так сказать, "коллективное яблоко", и именно они, и только они, совершили первородный грех всем кагалом. Кстати, вам известно, что Иерусалим они называют "яблоком", а Нью-Йорк "Большим Яблоком"? Но, такие как я, мы этого греха не совершали. Это евреи подняли восстание против матушки-природы и поставили себе идею фикс - стать её властелинами. Идиотская затея. Естественно, что с этой идеей, Смерть стала для них камнем преткновения, трагедией и чудовищной нелепостью. Как же! Они теперь могут всё. Везде они чувствуют, что они могут справиться с природой, которая для них просто пассивная субстанция, "материя", объект для опыта. А тут, видишь ли, со Смертью, у них облом вышел, спотыкнулись, незадача произошла, нашла коса на камень! И тогда они изобрели историю Христа с воскрешением и манят всех этой историей; когда кристально ясно, что если бы Христос воскрес, то он и жил бы среди них, а не отсутствовал по неуважительной причине. Другие евреи предпочитают придерживаться старой своей религии, которая есть просто религия обычной еврейской торговой лавки; в которой Бог - Лавочник, а еврей покупатель; и между ними идёт торг: еврей предлагает свои хорошие поступки, а Бог, согласно прейскуранту-заповедям, решает: дать тому взамен бессмертие или нет. Обычный еврейский торг по типу "Ты мне, я тебе". "Ты мне хорошие поступки - а я тебе бессмертие". Та же самая еврейская торговая лавка переносится и в Христианство, где только Бог не Иегова, а Христос; вернее, непонятная Троица - Тройка - Военный Трибунал, Особое Совещание из Бога, Святого Духа и Христа, выносит приговор давать или не давать бессмертие. Торг идёт вовсю, таким образом, что вся жизнь иудео-христианина превращается в дачу взяток этой Троице на предмет предоставления бессмертия, и уже безо всякой связи с действительно совершённым количеством грехов. Этот процесс называется "отпусканием грехов". В продаже индульгенций и заключается весь действительный смысл иудео-христианства, в какую разновидность они бы не рядились. У нас же всё по другому. Мы, - это люди, которые понимают: кто они, откуда пришли, и куда мы потом уйдём; и мы не делаем грехов, не потому что боимся кары, а потому что мы не можем их делать по своей природе. Мы неспособны грешить в силу своей природы, а не потому что испугались, что Бог нас за это накажет. Мы просто неспособны грешить. Чувство внутри нас такое есть, безошибочное, потому что, наверное, орган чувств у нас такой есть специальный, который у "этих" отсутствует. Поэтому для нас вся эта история с Христом не имеет никакого смысла. Она нам просто без надобности. Причём если бы внимательно читали Евангелие Христа, то вы бы увидели, что и сам Христос говорит именно то, о чём я сейчас вам и говорю - о том, что он не умирает, а возвращается к "Отцу"; то есть, что он один из нас. Так вот я-то Христа понимаю. А вы же верите отнюдь не Христу, и не его слову, - вы верите "В Христа" - что есть большая разница; потому что вера "В Христа" - эта вера в религиозных напёрсточников, которые спекулируют его именем с целью личной наживы, но слова его же самого вы не слышите и не понимаете, что он и сам ещё подмечал. Христианство, как и Иудаизм - это религии книги - Библии. Истина в этих религиях ВЫЧИТЫВАЕТСЯ из КНИГИ - это книжные религии, а потому ложные - фальшь. Потому что с Богом человек может разговаривать только сердцем и душой, а не вычитывать по справочнику, называемому Библией, что в переводе с латыни называется просто "Книга" и более ничего. Вы не можете придти к Богу посредством открытия Книги, какой бы толстой она не была. Вы можете придти к Богу только посредством открытия сердца. Люди, жившие на Руси, до того как тысячу лет назад посредством меча, огня и утопления им насадили иудео-христианство, знали всё то, что я вам сейчас говорю. Они прекрасно знали: кто они, откуда они появились и куда уйдут; но вы всё забыли, потому что у вас отбили всё чувство и понимание вместе с печенью. Но не у всех! Я лично знаю людей, которые тоже это всё, что я тут объяснил, если не знают, то чувствуют; хотя и не могут так осмысленно и ясно это выразить, как это сейчас делаю я. Главный признак истины – предельная ясность и понятность в трёх словах. – Спасибо за внимание. P.S. "Эти" - которые - вы понимаете, о ком я говорю, они на изложенное скажут: "А! это всё "анимизм", или "примитивный натурализм", или "трансэндогенный псевдомоновегетотропизм", - и, поэтому, дескать, чушь. А я говорил вам, с самого начала, что мы живём с этими гражданами по разные стороны Зазеркалья. 21 01 2007 - Нью-Йорк



полная версия страницы